Gazmarket59.ru

Газ Маркет 59
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

При помощи счетчика гейгера

Счетчик Гейгера — Geiger counter — Wikipedia

А счетчик Гейгера инструмент, используемый для обнаружения и измерения ионизирующего излучения. Также известен как Счетчик Гейгера – Мюллера (или же Счетчик Гейгера – Мюллера), он широко используется в таких приложениях, как радиация дозиметрия, радиологическая защита, экспериментальная физика, а атомная промышленность.

Он обнаруживает ионизирующее излучение, например альфа-частицы, бета-частицы, и гамма излучение используя эффект ионизации, возникающий в Трубка Гейгера – Мюллера, который дает название инструменту. [1] Широко и широко используется в качестве портативный прибор для радиационной разведки, пожалуй, один из самых известных в мире обнаружение радиации инструменты.

Первоначальный принцип обнаружения был реализован в 1908 г. Кильский университет, но только после разработки трубки Гейгера-Мюллера в 1928 году счетчик Гейгера мог быть создан как практический инструмент. С тех пор он стал очень популярен благодаря прочному чувствительному элементу и относительно низкой стоимости. Однако существуют ограничения при измерении высоких уровней излучения и энергия падающего излучения. [2]

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 97

Уолтер Гратцер Эврики и эйфории. Об ученых и их открытиях

Рассказывают, что некий сельский священник из Англии имел привычку оживлять свои проповеди драматическими отступлениями от темы, предваряя их таким вот воззванием ко Всевышнему: “И если, о Господи, это поучение туманно, позволь рабу Твоему проиллюстрировать его анекдотом…” Более известного священника, преподобного Сидни Смита, однажды застали за таким завершением вечерней молитвы: “А теперь, Господи, я расскажу Тебе анекдот”. Итак, если даже Бога можно заподозрить в том, что Ему доставляют удовольствие забавные сюжеты, то что говорить обо всех нас? Американский дипломат Джон Хэй как-то предположил, что подлинную историю стоит искать в “личных анекдотах и частной переписке тех, кто эту историю делает”. Сэмюэль Джонсон также превозносил ценность пикантных деталей. В своем журнале “Бродяга” он отмечал: “Об истинном характере человека узнаёшь больше, поболтав с его слугами, чем прочитав тщательно выстроенную официальную биографию, начинающуюся с родословной и заканчивающуюся описанием похорон”.

Итак, что такое анекдот? Вот определение из Оксфордского словаря английского языка: “Тайные, личные или до сих пор не опубликованные сведения либо исторические детали. Рассказ об обособленном происшествии либо единичном случае, если тот подается как интересный или выдающийся (но изначально — сплетня)”. То есть анекдот обязан одновременно развлекать и приглашать к размышлению. Отцу Дизраэли, книголюбу Исааку, анекдоты представлялись “краткими заметками о человеческой природе и человеческой учености”, и он писал так: “Многие восклицают: довольно анекдотов об авторе, мы желаем его трудов; и все же я раз за разом убеждался, что труды не так интересны, как анекдоты”.

Читайте так же:
Интегральный прибор учета это счетчик

Зачастую это верно и тогда, когда речь заходит о науке: большинству людей истории о частной жизни Эйнштейна покажутся гораздо более захватывающими, чем его статьи. Разумеется, было бы нелепостью считать, что выжимки из прошлого, собранные в этой книге, приведут читателя к научному знанию — но, я надеюсь, они смогут пролить хоть немного света на социологию и историю науки.

Наука отличается от прочих занятий человечества уже тем, что ее содержание не зависит от поступков ученых. Строение атома или структура ДНК были бы открыты, даже если бы Бора с Резерфордом или Уотсона с Криком не существовало, — и вряд ли эти прорывы в познании случились бы сильно позже. Наука прежде всего занятие коллективное. “Искусство — это я, наука — это мы’, — провозгласил в свое время отец-основатель современной физиологии Клод Бернар. В этом смысле роль личности второстепенна. И тем не менее наука не испытывает недостатка в ярких и эксцентричных персонажах — от Тихо Браге с его металлическим носом (в юности во время дуэли он лишился части носа и заменил ее металлическим протезом) или Генри Кавендиша с его патологической боязнью людей до наших современников. Вспомним, к примеру, книги физика Ричарда Фейнмана или великого физика-теоретика Вольфганга Паули, чьи афоризмы всплывают в каждодневных разговорах ученых. Именно Паули якобы так отозвался о работе своего коллеги: “Эта статья не верна, более того — она даже не ошибочна”. Ему же приписывают часто цитируемую ремарку, брошенную во время скучного доклада амбициозного докладчика: “Такой молодой и уже никому не известный”. А когда Паули в разгар дискуссии прервал своим педантичным замечанием не столь блестящий физик Юджин Гут, тот послушал секунду-другую и ответил: “Гут! Все, что знаете вы, я знаю тоже”. Закончить стоит тем, что у палаты швейцарской больницы, где Паули предстояло умереть, был 137-й номер — “магическое число’ из квантовой теории, связанное с тонкой структурой спектра атома водорода и интересовавшее Паули большую часть его жизни. (У космолога Артура Эддингтона, к слову, стало навязчивой привычкой в любом гар-деробе вешать шляпу исключительно на крючок с таким номером.) Дурное совпадение расстроило Паули и омрачило ему последние дни.

Читайте так же:
Счетчик цэ6807п не горит индикатор

В этой книге собраны исторические факты. Многие из них стали научным фольклором, передающимся от студента к студенту, а заодно проверенным средством разбавить скучную лекцию. Каждый ученый, думаю, помнит возражение Нильса Бора, которому сказали, что вешать над дверью загородного дома подкову на счастье нелепо: “Разумеется, нелепо. Но, я слышал, такая штука работает и когда в нее не верят”. Многие помнят и оказавшееся ошибочным суждение школьного учителя Эйнштейна, утверждавшего, что этот его ученик никогда ничего не добьется[1]. Застревает в памяти и легенда о первых словах маленького Альберта. Когда ему шел уже четвертый год, он выразил недовольство слишком горячим молоком, а когда изумленные родители воскликнули: “Ба, да он говорит! А почему раньше молчал?” — то Альберт якобы ответил: “Потому что раньше все было в порядке”.

Студентов-химиков в свою очередь развлекают историями про огромную бороду кембриджского профессора Киппинга (или оксфордского профессора Невила Сиджвика, или даже Адольфа фон Байера из Мюнхена). Говорили, что в ней спрятано по кристаллику любого известного органического вещества — и поэтому, когда свежеприготовленный раствор отказывается кристаллизоваться, нужно лишь подозвать профессора, якобы посоветоваться, и тогда из бороды, реющей над пробирками, упадет микроскопическое зерно, зародыш будущего кристалла, и начнется кристаллизация.

Те из нас, чья жизнь проходит в лабораториях, хранят в памяти множество комических и нелепых эпизодов, случившихся из-за изобретательности, неуклюжести, невезения либо невероятной удачи. Я, например, дорожу воспоминанием своего приятеля об инциденте, который разом пошатнул в нем веру в науку: его университетский преподаватель физики, человек чрезвычайно неловкий, собрался объяснять природу всемирного тяготения и, вытянув вверх руку с куском мела, спросил студентов, что, по их мнению, случится, когда он разожмет руку. Студенты ответили, что мел упадет на пол, но произошло нечто иное: преподаватель выпустил мел, и он, зацепившись за манжету, исчез в глубине профессорского рукава. А вот еще история: Чарльз Добени, первый оксфордский профессор-химик, однажды предъявил студентам пару бутылок и заявил, что, если их содержимое смешать, взрыв снесет стены. Затем Добени повернулся, споткнулся и уронил обе. Аудитория мгновенно отпрянула, но ничего не произошло: предусмотрительный лаборант перед лекцией подменил жидкости (кстати, о том, что все-таки было в бутылках, история умалчивает). Вспомним еще рассказ Абдуса Салама о его учебе в перерывах между войнами в Пакистане: “Наш учитель однажды говорил о гравитационном взаимодействии. Разумеется, о силе притяжения всем хорошо известно, и имя Ньютона знают даже в таких местах, как Джанг. Но затем учитель перешел к магнетизму, показал нам магнит и произнес: “Электричество… О, эта сила не живет в Джанге. Она живет разве что в Лахоре, на сотню миль восточней. А как быть с ядерными силами? Эти силы обитают только в Европе! В Индии им нет места, и нам незачем беспокоиться по их поводу”. (Работа Салама, которую отметили Нобелевской премией в 1979 году, заключалась как раз в объединении электромагнитных и слабых ядерных взаимодействий.) Такие короткие и согревающие сердце зарисовки анекдотами не назовешь.

Читайте так же:
Счетчики некурения для андроид

Главной темой научных анекдотов очень часто становятся черты характера ученых, например увлеченность своим делом, порождающая невероятную рассеянность. Один из друзей Эйнштейна рассказывал, как однажды зашел к нему в гости: жена оставила физика нянчиться с новорожденным сыном в их крохотной бернской квартире, и Эйнштейн одной рукой выписывал уравнения, а другой механически раскачивал колыбель, даже не вслушиваясь в доносящиеся оттуда истошные вопли. Историй такого рода про других светил науки не сосчитать. Вот, например, история про Нильса Бора, во всем и всегда идущего до конца. После лекции, движимый страстным желанием разобраться с задачей-головоломкой, он встретил на улице австрийского теоретика Эрвина Шрёдингера. Шрёдингер, измученный и разбитый простудой, хотел только одного — добраться до теплой кровати, но Бор шел за ним, не отступая ни на шаг, до самой спальни и всю ночь не прекращал беседу, плавно превратившуюся в монолог. А непрекращающаяся дискуссия Бора с Эйнштейном о квантовой теории прервалась только со смертью последнего и затронута в некоторых из приведенных здесь воспоминаний.

Столь целеустремленный поиск научной истины многих приводил к самоубийственной (или просто

Маршрут

Чернобыль
Чернобыль — маленький город с чистыми серыми тротуарами и свежепобеленными домами. У Чернобыля есть бюджет на благоустройство: уборку улиц, ремонт дорог. Здесь живет пара сотен человек: возвращенцы и самоселы. Внешне Чернобыль мало отличается от обычного маленького города. Работает гостиница, магазин с продуктами, сувенирная лавка (в ходу магнитики, кружки, брелки с изображением АЭС).

Припять
В Припяти ничего не белили и не красили после катастрофы. Цифры на дозиметре меняются чуть ли не каждые 10-30 метров, когда вы едете по городу. Местами радиация сильно «подскакивает». Саркофаг — изоляционное сооружение над четвертым энергоблоком атомной станции — виден из любой точки в Припяти.

Читайте так же:
Web builder установить счетчик

Первая «точка» высадки у бетонного мемориала «Припять»: здесь все быстро фотографируются для инстаграма. Вторая — центр города, где вы проведете пару часов. Здесь находится парк аттракционов с проржавевшим колесом обозрения и детскими машинками с облупившейся краской — всё выглядит как в хороре. Катастрофа произошла 26 апреля, а эти аттракционы должны были открыть на майских праздниках.

Фото: ByBatman / Shutterstock

В паре шагов дом культуры «Энергетик», внутри которого выросли деревья. Кинотеатр «Прометей», гостиница «Полесье», школа. На заброшенных зданиях мрачные граффити: тени детей, знаки радиации и рисунки, которые поймут те, кто играл в «Сталкер. Зов Припяти».

Заходить в дома нельзя, говорят сопровождающие, но разрешают зайти вместе с ними в «Энергетик» — там пусто, только рисунки на стенах. Мы заходили в школу, где сохранились старые стулья, парты и немного жуткой атрибутики вроде брошенной куклы. Здесь есть помещения, заваленные противогазами и спецодеждой, которые оставили ликвидаторы.

В оставленных квартирах жилых домов многое вынесли и переворошили вандалы, которые были здесь в первые годы.

Груши, яблоки и грибы
Рядом с центром сад с раскидистыми грушевыми и яблоневыми деревьями. В октябре они «ломятся» от плодов. Виктор, один из сопровождающих, был ликвидатором аварии в 1986 году. Он срывает с дерева яблоко и жует с явным удовольствием, кажется, ему нравится не только вкус, но и впечатление, которое он производит. С помощью счетчика Гейгера мы замечаем, что яблоня не «фонит». А вот грушевое дерево «фонит» сильно. «В яблоках — пектин. Пектин — продукт, который выводит радиацию», — по-житейски объясняет Виктор, не претендуя на научную достоверность. И срывает еще пару яблочек в дорогу. Пара человек из группы повторяет за ним, я не решаюсь на эксперимент.

Читайте так же:
Счетчик времени до дембеля

В этом саду полно грибов, особенно мухоморов, они «фонят» больше грушевого дерева. Один парень из группы делает вид, что кусает гриб, позируя для фото, и действительно слегка прикусывает шляпку. До следующего радиационного контроля он будет бледным и задумчивым.

В Припяти работает посменно около тысячи сотрудников. Мы видим их, когда приезжаем поесть в столовую. Люди в химзащите и масках идут с обеда. В Припяти и сейчас продолжается ликвидация последствий катастрофы.

Обед обычно входит в стоимость тура. Борщ, пюре с котлетами, компот или чай на красном пластмассовом подносе — всё по-советски. Рядом со столовой есть свой дозиметрический контроль. Мы «чекинимся» здесь — всё чисто.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector